Boston Adrenaline

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston Adrenaline » я знаю, что вы сделали прошлым летом; » спаси меня, если сможешь [10.04.2015]


спаси меня, если сможешь [10.04.2015]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

СПАСИ МЕНЯ, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ
Участники:  Richard Danvers, Felix Trenton
Время и место: место преступления в безлюдном переулке Бостона, около двух часов ночи;

Краткое описание событий:
Работа детектива и судмедэксперта нелегка. В частности потому, что тебя могут вызвать, когда ты уже почистил зубы и приготовился отправиться ко сну. В полицию поступил анонимный звонок об убийстве танцовщицы местного дешёвого клуба. На место событий первым приехал детектив Дэнверс, а следом за ним и коронер. Приняв решение не дожидаться криминалистов и патрульных, чтобы те оцепили территорию, они решают осмотреть место преступления сами. Но они не знали, что убийца не оставил тело своей жертвы без внимания и тихо наблюдает, выжидая подходящий момент, сжимая холодную рукоять ножа.

+2

2

Эту, поистине упоительную, трогающую до глубины души, тишину, царившую в это время суток на одной из ничем, не выделяющихся, улиц Бостона, нарушал лишь порывистый ветер, который завывал по округе и беспокоил тучные ветви деревьев. Ночь выдалась темная, небо заволокло мрачными облаками, и тусклый свет луны с трудом пробивался сквозь их плотную занавесь. Фонари, которые чередой выстроились вдоль дороги, давали мало света и с горем пополам освещали совершенно безлюдную улицу. Я припарковал свой мустанг обочины и покинув салон, тут же поежился от прохладного ветра, весело юкрнувшего за шиворот моей куртки. Это немного взбодрило меня и развеяло чувства сонливости, дурманившего разум всю дорогу до места происшествия. И все же я был измотан и мой организм весьма неоднозначно намекал мне на необходимость  полноценного сна ноющей пульсацией  в районе висков, хоть я  старательно игнорировал ее. Как покончу с этим делом, пожалуй в самом деле устрою себе выходной и высплюсь. Ахаха. Мысленно успокаиваю себя этой явной ложью и тут же усмехаюсь своей иронии. Я не могу сидеть без дела, а спать сутки напролет давненько не удавалось, даже при желании. Да и с тех пор, как я получил должность детектива, ночной сон стал для меня редким и счастливым явлением, а  поздние вызовы, вроде сегодняшнего, переросли в обыденную рутину. Ведь именно ночь, по мнению тех, за кем я охотился, считалась наиболее благоприятным временем суток для их злодеяний. Да и зачем убивать людей днем? Никакой таинственности, чувства превосходства, ну и увидеть могут же. Лучше уж под покровом ночи, когда можно сделать свое черное дело и раствориться в ее таинственных объятиях. Словив себя на подобных размышлениях, я иронично усмехнулся самому себе и вздохнув,  неспешно направился в сторону указанного диспетчером адреса. Сарказм был моим привычным спутником. Думаю, без него, в моем деле, существовал шанс двинуться крышей, учитывая то, что мне доводилось ежедневно видеть. Лужи крови, оторванные руки,ноги и головы, изувеченные и гниющие трупы, это было для моих глаз настолько привычным, что уже почти даже не вызывало чувства отвращения. Более того,  за годы работы в полиции, во мне уже выработались невозмутимость и беспристрастность к таким жутким зрелищам. Впрочем и бестактность тоже. Я могу абсолютно преспокойно жевать пончик рядом с телом, кишки которого были вывернуты наизнанку и без тени зазрения совести обвинять родственников своих жертв в том, что убийцей могут быть они сами. Столкновение со смертью лицом к лицу практически каждый день сделало меня грубее и черствее, это было неизбежно. Но в этом есть и свой парадокс, при всей моей циничности, подобное, вынуждало меня постоянно помнить о высокой ценности человеческой жизни и необходимости наказания за преступление.
    Обычно, к моему приезду на месте преступления всегда царил хаос из снующих туда-сюда копов, судмедэкспертов, свидетелей и просто любопытствующих зевак. Поэтому, обнаружив, что на этот вызов я приехал первым я приятно удивился. Пока здесь не собралась моих коллег, это была прекрасная возможность для меня спокойно и без помех изучить все здесь и составить первое впечатление о произошедшем. Осознание этого меня приободрило. Долго искать тело мне тоже не пришлось, как и было сказано в анонимном звонке, оно находилось в небольшом переулке, через дорогу от места, где я припарковался. Девушка лежала лицом к земле, вокруг нее, жутким багряным ореолом, растянулась лужа крови. Я подошел поближе, осторожничая, чтобы оставить следов и теперь мог видеть картину более детально. Девушка была облачена в довольно вызывающий наряд, который был частично порван: короткую юбку (или вернее сказать, лохмотья, едва прикрывающие детородные органы), короткий красный топ и тонкие чулки в мелкую сетку, местами разодранные до дыр. А еще на ней были туфли на высоком каблуке, а хотя погодите.. на ноге была только одна туфля. Я перевел взгляд на руки девушки и заметив, как грубо они были заломлены назад,  невольно хмыкнул, автоматически  забираясь рукой в карман пиджака, чтобы отыскать пачку сигарет.  Судя по тому, как не естественно лежало тело, убийца не церемонился со своей жертвой и не был из тех аккуратистов-психопатов, которые оставляют трупы в каком-то специфическом порядке и с каким-то умыслом. Ощутив горький, слегка терпкий привкус никотина на кончике языка, я медленно опустился на корточки, чтобы рассмотреть жертву вблизи. Черт побери, кто же с тобой это сделал..?

п.с. я говорил что ненавижу писать посты первым, оставляю этот ужа си надеюсь, что ты меня не разлюбишь,хдд http://s5.uploads.ru/5dKIo.png

+1

3

внешний вид

http://savepic.net/6813741.png

Звонок из департамента застал блондинку в кровати. Она сонно и довольно неловко протянула руку за мобильным телефоном, случайно задев и уронив на пол стакан с водой, стоявший на прикроватной тумбочке. Проклятье… Безразлично глядя, как вода впитывается в дорогой бежевый ковёр, молодая женщина перевернулась на спину и, не глядя на экран мобильника, уверенным голосом произнесла:
Трентон.
В полвторого ночи могут звонить: а) с работы; б) пьяные разгулявшиеся подростки, балующиеся звонками на неизвестные телефонные номера. Если учесть, что второго с Феликс никогда не приключалось, и вспомнить о том, кем она работает, то первый вариант остаётся самым очевидным, а второй отправляется в мусорный контейнер. Как и ожидалось, судмедэксперта вызвали на очередное ночное дело.
Закончив разговор с  диспетчером, Феликс быстро поднялась с кровати, умылась и, наспех одевшись, вышла из квартиры. Такие ночные выезды стали для неё привычным делом, поэтому девушка за несколько лет научилась бороться с сонливостью и заставлять свой мозг работать даже тогда, когда он настойчиво требует отдыха.
В Бостоне даже ночью было многолюдно, на дорогах полным полно автомобилей. Но тот район, в который сейчас направлялась Трентон, в ночное время Минздрав не рекомендовал бы посещать. Уровень преступности, наркомании и проституции там выше среднего показателя, если судить по последним данным. Так что если у вас с собой нет перочинного ножика или, на худой конец, газового баллончика, лучше там не появляться. Но работа в полиции не даёт выбора, куда судмедэксперту можно ехать, а куда нельзя. Тем более на месте преступления уже должны работать детективы и криминалисты.
И всё же перспектива оказаться на собственном столе для аутопсии блондинку не особо радовала, поэтому она нервно поджимала губы и встревоженно поглядывала в зеркало заднего вида, когда приехала в нужный район. Спокойно, Феликс, ты прекрасно знаешь приёмы самозащиты и, при большом желании, можешь сломать человеку шею. Ох, и не хочется этого делать. Шейные позвонки при этом издают пренеприятный хрустящий звук.
Девушка крутанула руль влево, выезжая к нужному переулку, и была неприятно удивлена. Феликс ожидала увидеть несколько полицейских автомобилей с включенными проблесковыми маячками, снующих туда-сюда криминалистов, но переулок, в котором было совершено преступление, встретил судмедэксперта кромешной тьмой. Нахмурившись, Феликс подъехала ближе и только потом увидела автомобиль детектива со знакомым номерным знаком. Кажется, Ричарда тоже оторвали от пуховой подушки и мягкого одеяла. Хотя сдаётся мне, в выборе постельного белья он не особо скрупулёзен. Вау, стоп. Дорогая, тебя не волнует, какого цвета у него наволочки. Соберись и не забудь поставить сигнализацию на машину. Не хватало ещё домой пешком отправиться.
Не выключая света фар, чтобы хоть как-то осветить тёмный переулок, судмедэксперт закрыла машину, поставив сумочку под кресло водителя, захватила перчатки и только после этого нажала на кнопку блокировки дверей. Ночь была удивительно тёплой и в такой же степени мрачной. Беззвёздное небо выглядело не воодушевляющее. Феликс мельком бросила взгляд на луну, обволакиваемую тёмными облаками, но от созерцания небесного светила её отвлёк шум где-то позади. Компания опасных на вид представителей мужского пола стояла возле круглосуточного магазина и поглядывала в сторону девушки, явно взглядом профессиональных угонщиков оценивали не только её, но и новый автомобиль, на котором та приехала. Прекрасно. Надеюсь, у Рика пистолет при себе. Боюсь, что может понадобиться. Заметить мужчину в глубине переулка оказалось просто только потому, что виднелся небольшой красный огонёк от его сигареты. Детектив низко склонился над трупом убитой девушки, явно погружённый в свои мысли.
Если пепел от твоей сигареты попадёт на тело жертвы и испортит мне улики – четвертую, – негромко произнесла судмедэксперт с лёгкой улыбкой на губах. Обычно Феликс терпимо относилась ко вредным привычкам людей, полагая, что это их дело, каким образом гробить своё здоровье и травмировать органы. Но курящий Ричард ей определенно не нравился, хотя за все эти годы она уже настолько привыкла к нему, что иногда ей даже удавалось не замечать запаха дыма, который был девушке так не по душе. Плотно натянув перчатки, Трентон, откинув назад волосы, приступила к осмотру.
Явные признаки сексуального насилия, – обошла жертву со всех сторон, изучая положение тела убитой, – она лежит так, будто упала, когда пыталась бежать от своего преследователя, – выудив из кармана небольшой фонарик, девушка посветила на асфальт и утвердительно кивнула, – об этом говорят капли крови, которые ведут сюда, – взгляд Феликс и луч света от фонарика перемещается к обшарпанной коричневой двери, за которой отчётливо слышалась громкая музыка и пьяный смех.
Почему нет патрульной машины и криминалистов? – даже в темноте девушка смогла внимательно посмотреть в сосредоточенное лицо Ричарда, но всё же Феликс поспешно отвела взгляд, снова переключив всё своё внимание на убитую девушку на асфальте. Осторожно перевернув её на спину, стараясь не наступить в  лужу крови, судмедэксперт убрала светлые волосы с лица жертвы, чтобы определить примерный возраст.
От 25 до 30, дешёвая косметика и краска для волос, – слегка нахмурившись, Трентон подумала о том, что без макияжа девушка выглядела бы куда красивее. И зачем женщины часами просиживают у зеркала, нанося слои пудры, теней, приклеивая ресницы? Никто не ценит естественность в наши-то времена. Сама Феликс тоже прибегала к косметическим средствам, чего греха таить, но никогда этим особенно не увлекалась. Разве что во времена своей готической молодости, когда выглядела, как панда, с подведёнными чёрным карандашом глазами. – Четыре колотые раны в районе брюшной полости, которые вызвали сильную кровопотерю, продолжила осмотр, взяв руку девушки в районе запястья, – частицы грязи и, похоже, ДНК под ногтями. Наша жертва сопротивлялась и, если повезло, оставила на убийце явно заметные царапины.

+1

4

Вечерами улицы всегда такие тихие и таинственные. Пустынные и безликие, окутанные покровительственной занавесью ночи. Уже не такие холодные, но еще и не жаркие. Идеально прохладные. Немного грустные, но обещающие чего-то большего. Надежды быть может? Лето со своей жарой и бешеным ритмом раздражало его, зима своими холодами  вводила в уныние, и только ранняя весна, с ее  прохладой и свежестью, напоминала ему о любимом времени года - осени. Если весна рождала надежду, то осень благополучно хоронила ее в своей багряно-оранжевой листве. Она не церемонилась и не притворялась, тихая и покорная, она напоминала о жизни и смерти, и их неизбежности в  человеческих судьбах. И потому, наверное, была так близка ему. Весна же будила приятное чувство ностальгии. Но поддаться ему сейчас, когда перед ним лежал окровавленный труп молодой женщины, Дэнверс не мог, поэтому постарался сосредоточиться на том, что сейчас открывалось его взору.  Место преступления освещал лишь тусклый свет фонаря, заглядывающий в переулок с главной улицы, что в сочетании с бледным сиянием полной луны, придавал ему мрачные и довольно устрашающие очертания. Кирпичные стены домов здесь были изуродованы не самым удачным граффити, изображающим подписи их авторов, в частности  короткие инициалы, чуть поодаль находилось несколько баков с мусоров, старые, пожелтевшие коробки, а также беспорядочно разбросанный мусор, в виде скомканных бумажек и осколков бутылок. Вокруг все еще не было ни души. И это позволяло собраться с мыслями и призвать всю свою внимательность на помощь. Важно все. Даже то, что, на первый взгляд абсолютно бесполезно. Детали. Именно они всегда играют важную роль в раскрытии любого дела и именно им необходимо уделять наибольшее внимание. Забывать о них, все равно, что добровольно отказаться от пойманной тяжелыми усилиями рыбы в пруду. Глупо и опрометчивою.
Рик выпустил серое облачко дыма, которое тут же развеял гуляющий по переулку ветер и слегка наклонил голову на бок, в очередной раз окидывая жертву, изучающим взглядом серо-голубых глаз. Итак, на вид девушке было около двадцати пяти, плюс-минус пару лет. Если взглянуть на нее с боку, то на опухшем и посинелом лице можно было без труда увидеть переизбыток косметики и пудры: тушь от ресниц растеклась пятнами по щеке, а ярко-красная помада, размазанная за пределы контура губ, делала рот девушки похожим на раскрытую рану. В тон помаде, на ногтях рук и ног убитой был такой же ярко-красный лак, что, в довершении с ее вызывающим нарядом лишь подчеркивало сложившееся у детектива впечатление дурного вкуса и дешевки. Из всего этого можно было составить вывод о ней, как о стриптизерше, впрочем, аналогично может выглядеть и пиджейка в ночном клубе, который находился за углом от произошедшего. А массивная железная дверь, находившаяся в нескольких метрах от трупа, судя по всему, как раз являла собой черный ход в это заведение. Рик снова глубоко затянулся сигаретой, чуть сузив глаза. Если судить по многочисленным синякам и ссадинам на руках и ногах, а так же по их не естественному расположению, жертва пыталась сопротивлялась, а может и бежала от своего убийцы. По крайней мере можно было смело предполагать, что смерть не застала ее врасплох. Отверстий от пуль не видно, но пока что-то утверждать нельзя, необходимо было заключение эксперта. Выпрямив спину, детектив задумчиво осмотрелся по сторонам. Нет, правда, куда все подевались? Это уже становилось не то, чтобы подозрительным, но определенно странным. Где все эти трудоголики, готовые сорваться в любое время суток на вызов и прилетающие на место в считанные минуты, соревнуясь, кто прибудет первым к давно охладевшему трупу?  Вряд ли ночью дороги могли быть затрудненны пробками, да и его коллегам это никогда не мешало прибывать на места происшествий раньше его. Обычно именно Дэнверс заставлял всех себя ждать, благодаря тому, что волею судьбы, в девяти случаях из десяти, находился дальше всех от большинства мест, где происходили случаи подобно этому. Спасало то, что это нисколько не умоляло его профессионализма и детективных навыков, о чем всем было прекрасно известно. За сей счет, Рику удалось выиграть немало битв.
  Новый, более сильный, порыв ветра нырнул в переулок и взъерошил усердно приглаженные накануне, темные кудри молодого человека. Рик мысленно чертыхнулся и зажав сигарету зубами, коротким жестом пригладил их ладонью. Здесь царила благоговейная тишина, разрушаемая, лишь изредка доносящимся, будто из глухой бочки, басами, видимо все из того же клуба. По правде говоря, он становился раздраженнее с каждой минутой и отнюдь не из-за разгулявшегося ветра, а из-за необходимости стоять здесь в этом сквозном переулке, одному в такое время, вместо того, чтобы нежиться в кровати. По какой-то необъяснимой причине, никто из подкрепления не торопился присоединяться к нему, а недосып настойчиво напоминал о себе пульсирующей болью в районе висков. Он мог бы выпить сейчас, по меньшей мере, галлон крепкого эспрессо, но где его взять здесь в такое время суток да и в таком районе? Единственное, что тут можно было достать без проблем это пулю в лоб, ну или отверстие в форме ножа где-нибудь на спине. Сколько еще придется ждать? Словно отвечая на все его мысленные упреки, где-то позади раздался шум двигателя подъезжающей машины и вскоре заглох. Еще через пару минут послышался стук каблуков,а если быть точным, тонкой шпильки, уверенной цокающей по асфальту. Дэнверс мог бы и не оборачиваться. Он прекрасно знал обладательницу этой ровной и уверенной походки, мгновенно приковывающей к себе внимание любого находящегося вблизи мужчины. Ее голос разрушил гробовую тишину, которая все это время, что Рик находился здесь, так довлела над ним и он неторопливо обернулся. Перед его взором  предстала  очаровательная  Полуночная Феникс. Как всегда роскошная и эффектная, сейчас она, ко всему прочему окружала себе еще и ореолом загадочности, благодаря свету фонаря, что  падал  сзади  нее. Он скрывал ее лицо, позволяя любоваться лишь прекрасными изгибами ее тела и стройными ножками, облаченными в высокие сапоги. Феликс Трентон была убийственно красива при лунном свете. Но лучше ей об этом не знать, ее гордость и так сносит своей высотой верхушки небоскребов. Хотя стоит признать - ее появление принесло ему некоторое облегчение. Теперь процесс начнет хоть как-то двигаться вперед. - Я конечно не сомневаюсь, что четвертовать меня - твоя давняя мечта, Трентон, - усмехнулся детектив, пожимая плечами, - Но тут еще с десяток чужих окурков, которые принадлежат бог весть кому. Будет не справедливо, если все пряники получу только я - саркастично добавил  он, подкрепив это легкой, обезоруживающей улыбкой, после чего затушил окурок в ладони и беспечно бросил в урну. Судмедэксперт была права - здесь не должно быть ничего лишнего, все должно оставаться на своих местах, пока не будет полностью изучено и описано. Уж она то прекрасно знала свое дело. С этой минуты, ему оставалось только наблюдать за ней и ожидать ее профессионального заключения. Серые глаза Дэнверса с любопытством следили за девушкой, пока она вслух проводила свою оценку. Как это бывало и ранее, его умозаключения во многом совпадали с ее научным анализом, но на сей раз он благоразумно приберег их при себе,зная какую реакцию это повлечет от Феликс. Отчего-то шуметь здесь ему совершенно не хотелось.  Было нечто, что  настораживало его в этом убийстве, вызове и отсутствии подкрепления  и это предчувствие только возрастало. - Да, я думаю, что она работала там, в клубе. - нахмурившись, беспристрастно отозвался Рик, прикуривая новую сигарету, - Наверное , убийца поджидал ее здесь, у черного выхода. - предположил он, задумчиво уставившись на дорожку из капель жертвы на которую указала Трентон. Нет, у этой бедняжки не было шансов в таком безлюдном переулке. - подумалось ему, но вопрос блондинки снова отбросил его назад,  к мрачному предчувствию,  - Меня мучает тот же вопрос. - вздохнул он, невольно осматриваясь по сторонам,  - Не могу понять, что их так задержало.. - пробормотал он скорее самому себе. Феликс решила продолжить осмотр, осторожно перевернув тело лицом вверх. Зрелище было не самое приятное, зато можно было наконец узнать причину смерти, которая была весьма очевидна, благодаря зияющим ранам от ножа в ее животе. - Довольно грязно. - брякнул Рик, поморщившись, от ударившего в нос резкого трупного запаха. - Наш убийца хотел близкого контакта, иначе не стал бы пользоваться ножом. Наверняка смотрел в ее глаза, наслаждаясь, как в них потухает жизнь. - хмуро отметил он, выпуская облачко серого дыма и полураскрытого рта. Слово вновь взяла судмедэксперт и заслышав про ДНК, Дэнверс заметно встрепенулся, - Отлично, у нас есть неплохие шансы вычислить ублюдка. Это весомая зацепка - губы мужчины дрогнули, выражая азарт. Черт побери, как же он любил свою работу.

Отредактировано Richard Danvers (2015-04-28 14:46:16)

+2

5

Феликс не могла не улыбнуться в ответ. На каждое её слово у Рика всегда находилась какая-нибудь ответная фраза, а если это не срабатывало, то в ход шла одна из улыбочек в его большом арсенале на все случаи жизни. – Только этой мечтой и живу, Ричард, – ответила в той же манере, – окурками займутся криминалисты, когда соизволят сюда явиться. Они могли часами перекидываться друг с другом словами, в которых слышались нескрываемые подтрунивания, пусть и основанные на добрых началах. Это доставляло им обоим большое удовольствие, без которого, в принципе, прожить можно, но будет не так весело. Если за весь рабочий день Ричард и Феликс не сказали парочку острых фраз в адрес друг друга – считайте, что где-то что-то произошло. Это стало своего рода традицией, изменять которой, значило бы совершить ужасное преступление против дружбы.
Судмедэксперт ценила Ричарда за многие качества, и одним из них было уважение к её работе. Он всегда внимательно слушает то, что она говорит, и уже только после этого начинает вставлять свои пять копеек и что-то комментировать. Причём во многом их умозаключения совпадают, только с той разницей, что детектива ведёт его опыт и интуиция, а выводы Трентон основываются на фактах. – Может и работала. Это уже ваша задача, выяснить всё о жертве, детектив, – подняла лукавый взгляд на Рика, который закурил очередную сигарету, и, не сдержавшись, закатила глаза. О, небеса, помогите мне. Почему в мужчине моей мечты столько всего, что меня так раздражает? Как-то это неправильно. Девушка повернула голову, чтобы через плечо посмотреть, не подъезжает ли чёрный фургон криминалистов, но, как и раньше, в спину им бил только свет фар от автомобиля Трентон.
Дальнейший осмотр жертвы показал наличие колотых ран, Феликс даже кивнула, соглашаясь со словами Дэнверса. – Раны очень хаотичные, некоторые из них настолько глубокие, что даёт все шансы предположить, что нож входил по самую рукоять. Почему нож? – задаёт вопрос то ли в пустоту, то ли самой себе, – края порезов очень ровные, такие не сделаешь при помощи какого-нибудь другого инструмента, – нахмурилась, подвинулась ближе, чтобы рассмотреть раны повнимательнее и только потом поняла, что оказалась непозволительно близко от Рика. Можно было протянуть руку и убрать упавшие на лоб пряди волос, почувствовать лёгкий ненавязчивый запах парфюма и окончательно потерять голову. Проклятье! Резко встала и сделала несколько шагов назад, стягивая с рук перчатки. Вот уж действительно, нашла время и место. Не позволяй всему этому взять над тобой верх. Ты уже взрослая женщина, для которой всё это  – просто детский сад. Соберись и отправляйся на работу. Строгое отношение к самой себе помогло Феликс, девушка приняла серьёзный вид, может, даже слишком, и быстро проговорила:
Больше подробностей будет после вскрытия. Я поеду в участок, – засунула окровавленные перчатки в специальный пластиковый пакет, – и, кстати говоря, в правом кармане её куртки я нащупала что-то вроде карточек, посмотри, может там удостоверение. Узнаешь имя жертвы. Когда приедут криминалисты, проследи, чтобы они собрали все окурки. Может нам повезёт и убийца окажется клиническим идиотом, который после совершения преступления решил прикурить, – Феликс сделал ещё шаг назад, собираясь развернуться и пойти к своей машине, но не успела.
[float=left]http://savepic.net/6810415.gif[/float]Кто-то сильной рукой схватил её за волосы, оттягивая голову назад и приставляя нож к горлу. Инстинктивно Трентон пыталась схватиться за руки мужчины, пытаясь оттянуть их подальше от своей шеи, но тот только крепче прижимал сопротивляющуюся девушку к себе. Его голос, от которого мурашки побежали по телу от страха, прошелестел прямо у неё над ухом:
Не дёргайся, сучка.
Рик, – прошептала одними губами, боясь пошевелиться или сделать слишком глубокий вдох. Холодное лезвие ножа плотно прижималось к горлу. Любое движение – и смерть от обильной кровопотери ей обеспечена. Девушка лихорадочно пыталась сообразить, что нужно этому психопату и как заставить его отпустить её с миром.
Тебе нужны деньги? Драгоценности? Машина? Всё забирай, – способ первый: договориться. Если это обычный грабитель, то всё может сработать и Феликс отправится домой живой и невредимой. С трясущимися ногами и сильным желанием выпить чего покрепче.
Я сказал, заткнись! – нож прижимается к коже сильнее, отчего девушка невольно вскрикивает. Ей не было больно, но тонкая струйка крови от пореза, которая быстро стекала по шее вниз, к вырезу платья, застала Феликс врасплох. А мужчина тем временем продолжил: – Я уже десять минут стою здесь и слушаю, как вы делаете из меня идиота и убийцу! Я любил Аманду, любил! Но крашеная дрянь связалась с Полом и мне пришлось преподать ей урок. Я всего лишь наказал её. Чтобы не раздвигала ноги перед всякими ублюдками. На этом ноже до сих пор её кровь, чувствуешь? – мужчина припал к волосам Феликс, вдыхая аромат кокосового шампуня, – ты такая же. Пахнешь вкусно, невинно хлопаешь глазами, а на деле оказываешься обычной шлюхой. Верно, парень? Ну, скажи, разве она не такая? – внимание убийцы переключилось на детектива. Губы мужчины искривились в  неприятной усмешке, нож медленно пополз от горла к щеке, оставляя кровавые отпечатки на коже. Вырваться у Феликс не было шанса. Мужчина был под два метра ростом, очень крепок и хорошо сложен. Свободной рукой он сжимал девушку так сильно, что у неё уже начинало всё болеть и дыхание перехватывало.
Трентон было безумно страшно. Она пыталась заставить себя мыслить здраво и рационально, дышать ровно, но её сознание балансировало где-то на грани обморока. Она умоляюще посмотрела на Ричарда, кусая губы, чтобы невольно не разрыдаться.                   

+1

6

- Я всегда знал, что ты неровно дышишь ко мне, Феликс, - не без сарказма заметил Дэнверс, отступая назад  и предоставляя девушке возможность подойти ближе к объекту исследования. Судмедэксперт давно уже не обращала внимания на его саркастичные комментарии, более того, она всегда была наилучшим оппонентом в успешном обмене таковыми. Их отношения в целом никогда и не были однозначными. Они постоянно балансировали на грани флирта и сарказма,  так что взаимный обмен уколами уже вошел в привычку.  Это был способ общения, который устраивал обоих. Так проще было касаться любых, пусть даже довольно щекотливых тем.  И стоит отметить, это всегда отлично разряжало мрачную обстановку, в которой им приходилось работать. Кстати о работе. Не откладывая дело в долгий ящик,  Трентон мгновенно превратилась в профессионала, за действиями которого, невозможно было наблюдать без удовольствия. По крайней мере, Рик не упускал случая, чтобы не сделать этого, когда выдавалась такая возможность. И это была как раз одна из них. Пока девушка увлеченно изучала труп, детектив невольно любовался ею, не боясь быть застигнутым врасплох. В отличии от него, Трентон, даже несмотря на позднее время суток,  выглядела отлично, да и, к тому же, была безукоризненно одета. А ведь наверняка уже видела десятый сон, когда получила этот вызов.  Такая оперативность и безупречная пунктуальность вне сомнений прибавляли ей баллов, как специалисту.  Задумавшись, Рик прикурил новую сигарету. Красота и ум редко шагают вместе. Что уж говорить, если в девушке  перед  ним удачным образом уместилось и то и другое, заверив этот дивный коктейль, загадочной изюминкой, деликатно разместившийся на самой верхушке? Чем не редкость? По крайней мере, для детектива Дэнверса это представляло некую ценность. Так уж повелось, что люди довольно быстро теряли интерес в его глазах.  Жизнь виделась ему слишком скоротечной, чтобы тратить ее на бессмысленные и бесполезные разговоры, встречи, звонки, людей. Так что можно было смело сосчитать на пальцах тех, кто умел вызвать в нем неподдельный интерес и удержать его на себе. И Феликс Трентон была как раз из этого узкого списка. Таинственность во взгляде, вкрадчивость в движениях, уклончивость в ответах, редкая острота ума и загадочность души.  Все в этой необычной девушке составляло любопытную картинку. Куда более любопытную, чем казалось вначале.  Ну и, в конце концов, сложно было оставаться равнодушным, сталкиваясь с ней ежедневно. Надо было быть совсем идиотом, чтобы не попасть под влияние чар этой особы, когда она одним своим появлением всегда  привлекала к себе десятки глаз,  будто  являя собой центр их притяжения.
Встретив лукавый взгляд карамельных глаз, Рик заставил себя вынырнуть из своих размышлений и небрежно кивнул, отвечая на ее слова, - Благодарю, за напоминание. А то я уж и позабыл, какого черта меня принесло сюда в это время суток, - усмехнувшись, мужчина приложил сигарету к губам, отмечая, как раздраженно отреагировала на это Трентон. Нет, все же, во всем  очаровании этой девушки был один изъян – уж больно она была правильной. Для Феликс всегда существовало только белое и черное. Недостатки, вроде курения, были слабостью, а слабости она не признавала. Как, впрочем, и небрежность к работе. Рик внимательно вникал в те заметки, которые делала эксперт, в некоторой степени восхищаясь ее беспристрастностью. Пусть ему и доводилось сталкиваться с окровавленными трупами ежедневно, относиться к ним настолько равнодушно он так и не научился. Но в  его случае догадаться в чем причина было несложно. Каждый раз, появляясь на месте преступления и заглядывая в лицо очередной жертве, он видел лицо отца. Видел убитые горем лица родных и чувствовал их боль. Она была сродне той, что все еще жила в его душе, тупая и кровоточащая, вот уже много лет к ряду и готовая откликнуться, едва что-нибудь напомнит о ней. Каждый раз, сталкиваясь со смертью, он клялся себе отыскать преступника любой ценой и заставить ответить за содеянное. И это всегда срабатывало. Боль стимулировала его, заставляла двигаться дальше и бороться. Именно благодаря ей, он находился здесь и сейчас. И, как бы это странно не звучало, именно благодаря ей он был знаком с Феликс Трентон, человеком, не прекращающим поражать его день изо дня. – Кажется, она прилично его разозлила, - на манер эксперта, Рик тоже нахмурился, придвигаясь ближе и наклоняясь так, что аромат ее волос в миг вскружил ему голову. Моргнув, он постарался абстрагироваться,   продолжая свою мысль, - Одного удара вполне было бы достаточно. Думаю, здесь присутствует  эмоциональная связь. – задумчиво добавил он и повернулся , чтобы заглянуть в лицо девушки. Но так уж вышло, что они сделали  это одновременно, и его несколько испугало то, как близко они неожиданно оказались  друг к другу. Однако он не отстранился, на миг попав в плен шоколадного омута ее глаз.   Несколько долгих секунд они просто смотрели друг на друга, околдованные мгновением. Первой которое прервала Трентон, резко вскочив на ноги.  Рик тоже поднялся, мысленно ругая себя за интерес к этой девушке. Все было бы куда проще, если бы не эти улыбки и лукавые взгляды, которыми она одаривала его.  Это постоянно путала мужчину и сбивало с толку, но едва он делал шаг вперед, как Трентон тут же отступала на несколько шагов назад и на том месте, где загорался огонек, возникала холодная неприступная стена.
В считанные минуты от магии момента не осталось и следа. Словно чувствуя, как очередной огонек, слабо заполыхал между ними, Феликс превратилась в сухую официальность и заторопилась в участок.  – Да, ты права. Поезжай. Время позднее. Да и район не самый благополучный. – рассеяно согласился с ней Рик, засунув руки в карманы, тупо уставившись на тело перед собой.  – Спасибо. Ты отлично поработала, - адресовав девушке холодную, мимолетную улыбку, он так и продолжил неподвижно стоять над телом, не сводя с него глаз. И о чем он только думает? Почему присутствие этой девицы так влияет на него? И почему он никак не может перестать думать о ней? Он вздохнул, похлопав по карманам в поисках сигарет, но пришел к неутешительному выводу, что совсем недавно скурил последнюю. Просто прекрасно. Скорее бы уже приехали эти гребанные криминалисты.  И где их только черти носят??? Фыркнув себе под нос, Ричард уже раздумывал над тем, не уйти ли и ему, как неожиданно услышал, что брюнетка окликнула его и удивленно вскинул брови. Почему она не уехала?  Оборачиваясь, Дэнверс  вдруг словил себя на том, что не услышал звука удаляющихся шагов и это насторожило его , но увидев то, что открылось его взору, шокированно замер. Феликс стояла на том же месте, что и прежде, но позади нее  зажатая в крепких объятиях незнакомца, стоящего позади нее. Голова девушки была слегка запрокинута, а к горлу - приставлен нож. Трентон грозила опасность. От осознания этого у детектива перехватило дыхание. Неожиданно все вокруг померкло, превратившись в бесцветную серую массу. Важным оставалось только одно – спасти ее.
- Тише-тише, парень. Нам не нужны неприятности. - следуя опыту, Рик говорил осторожно и как можно, более спокойно, не сводя пристального взгляда с оцепеневшей от страха девушки. Сейчас она была вовсе не тем хладнокровным и непробиваемым судмедэкспертом, вся человечность и эмоциональность мгновенно выявили себя в ее, умоляющих о спасении глазах. В сердце что-то предательски екнуло. Он должен был спасти ее. Во, что бы то ни стало. Но действовать надо аккуратно. В таких ситуациях важно сохранять спокойствие, ведь такие ребята не умеют шутить и на любое резкое движение реагируют с должной жестокостью. - Давай договоримся. Мы здесь ни при чем. Мы ничего не видели. Просто уходи и мы не станем следовать за тобой, - тихо, но твердо произнес он, все так же взволнованно удерживая взгляд на заложнице. Демонстрируя свою беззащитность, Дэнверс медленно поднял руки вверх. Мысли в его голове летали с молниеносной скоростью. Немаловажным было бы запомнить лицо убийцы. Детектив перевел сосредоточенный взгляд на мужчину. Он был высоким, не намного, но все же выше его, к тому же достаточно крепким, его толстые сильные пальцы оставили заметные пятна на нежной коже эксперта, это сразу бросалось в глаза. Он пытался максимально сосредоточиться. Темные волосы, широкие скулы, близко посаженные маленькие свинячьи глаза, кожа бледная, почти прозрачная. Детали. Важны детали. Убийца Рик снова взглянул на девушку и едва сдержал прорывающийся вздох, когда заметил струйку крови, скользнувшую по ее оливковой, нежной коже.  Черт побери, он убьет этого мерзавца. Уничтожит. Сотрет в порошок. Дэнверс стиснул зубы. Беззащитная Трентон показалась самым ужасным, что он видел за последние лет десять. Но, стоит отдать должное Феликс, она держалась неплохо, не истерила, не паниковала. Просто образец послушания и смиренности. Прежде, чем детектив снова предпринял попытку переговоров, убийца  заговорил сам, решив, по-видимому, поведать свою печальную историю. Оба, и Феликс и Рик слушали его, но продолжали смотреть друг на друга. То, что их теории были близки к правде, теперь не имело никакого значения. Дэнверс мог думать только о том, чтобы вытащить свою коллегу из этой передряги живую, все его мысли крутились только вокруг этого. Поэтом, когда преступник обратился напрямую к нему, он не сразу понял, к чему тот ведет, но старался ориентироваться быстро. Что было достаточно сложно, особенно, когда этот верзила нахально припал к волосам Трентон, жадно вдохнув их аромат. Твою мать, за такое и убить не жалко.   - Верно-верно, дружище. Ты прав. Все бабы - стервы. - поспешил согласиться с ним Дэнверс, начиная понимать, что необходимо поддержать позицию преступника, чтобы максимально войти в доверие. Встретив непонимание в глазах девушки, он лишь фыркнул, - Бесчувственные стервы. Им лишь заставить мужика крутиться вокруг них. Ты доверяешь им,а  они плюют тебе прямо в душу. Я понимаю о чем ты говоришь, понимаю. - заверил психа, детектив, стараясь, как можно незаметнее, сделать шаг вперед. - Послушай.. - его голос невольно дрогнул, - Отпусти девушку. Хочешь, возьми меня в заложники, но оставь ее. Она не при чем. Просто судмедэксперт, Лабораторная крыса. Она даже не следователь. - украдкой сделав еще шаг, продолжал говорить Дэнверс, нарочито придавая голосу небрежность. Лучше уж пусть он очутится на месте Феликс. Смерть никогда не казалась детективу чем-то страшным и непостижимым. Он чувствовал ее дыхание на себе слишком часто, чтобы бояться ее.

Отредактировано Richard Danvers (2015-05-07 23:08:25)

+2

7

Пока Ричард пытался договориться с психопатом, страх холодной стальной перчаткой в тиски сжимал не только тело девушки, но и её душу. Ей уже случалось попадать в такие неприятности, но все воспоминания об этом меркли со временем, Феликс умело забывало то, о чём вспоминать не хотелось. Ты живёшь дальше, улыбаешься лучам солнца, которые проникают в твою спальню, помогаешь мёртвым добиться справедливости над своими мучителями. И вот снова. Какой-то обезумевший, опьянённый кровью мужчина хочет сделать тебя свое следующей жертвой. Но Феликс не собиралась сдавать без боя. Сейчас у неё не было шанса, но как только убийца даст хоть малейшую слабину, она попытается вырваться.
Если бы он не прижимал меня так сильно, можно было бы ударить его локтём в живот, а, когда он сложится пополам от боли, развернуться и нанести удар в нос. Так её учил Роберт на тренировке, но в жизни ведь всё по-другому, верно? Нельзя заставить своего мучителя стать в  более удобную для тебя позицию, чтобы было легче поприветствовать его челюсть с твоим кулаком.
Феликс не сильно паниковала, по крайней мере, внешне старалась сохранить спокойствие и холодный ум. Ох, я сейчас вырублюсь. Голос Рика её успокаивал, мужчина часто смотрел на неё, в его взгляде читалось обещание. Если бы в данной ситуации ему не нужно было поддерживать бред сумасшедшего своими словами, соглашаться с ним во всём, то он наверняка сказал бы что-то вроде: «Спокойно, Трентон. Завтра мы с тобой над этим посмеёмся, а сейчас не трясись, как желе в баночке». Она видела всё это в его глазах и попыталась усмехнуться, но вышло как-то неловко.
Хорошо, что убийца сейчас смотрел не на неё, иначе эта улыбочка могла разозлить его ещё сильнее. А потом Рик стал говорить что-то про то, что все женщины – блудницы, а сама она – крыса. Недоумённо уставившись на друга, Феликс уже хотела возмутиться, но потом до неё дошло, что так и надо. Дэнверс втирается в доверие, приближается всё ближе и, если повезёт, она скоро окажется свободной, а убийца получит пулу промеж глаз. Что будет, если он не сумеет, Феликс даже не хотелось предполагать.
Убийца оказался не совсем деревянным и раскусил замысел детектива. Он улыбнулся, хотя выражение его лица больше напоминало злобный оскал, и сделал несколько шагов назад, прижимая к себе судмедэксперта.
Хочешь надуть меня, парень? Эта блондиночка дорога тебе? – криво усмехнулся, ткнув кончиком ножа в районе сонной артерии, чем вызвал у Трентон новый поток холодных мурашек по спине. Его рука крепче сдавливала горло Феликс, того и гляди, задушит раньше, чем собирается прирезать. – Не пытайся отрицать, будто бы я не видел, как вы друг на друга пялились. Не будь тут свидетелей, уже оттащил бы её подальше и показал, кто тут хозяин, – гортанно засмеявшись, психопат снова склонился к уху Феликс, – да, милашка? Ты бы не сопротивлялась, расставляя ножки пошире.
Страх начал уступать место праведному гневу. Да как он смеет?! Нет, я не потеряю сознание, пока лично не отпинаю этого урода по его шарам! Феликс злобно засопела, скрипнула зубами и хотела уже что-то ответить, но мужчина не дал ей такого шанса. Он потащил её назад, внимательно наблюдая за Риком, чтобы тот не делал лишних движений.
Боюсь, ты упустил свой шанс, детектив. Теперь пробовать, какова на вкус твоя подружка, буду я. И очень скоро, – пошло улыбнулся, продолжая тащить девушку из переулка. – Давай сюда ключи от своей машины, – прошипел, вырывая их из рук судмедэксперта, и заталкивая Феликс на пассажирское сидение рядом с собой. Его движения были слегка нервными, но он знал, что делает. Заблокировав двери, чтобы Феликс не попыталась выскочить на ходу, мужчина как можно быстрее нажал на газ и умчался, глядя в зеркало заднего вида, когда же там появится машина Дэнверса.
Некоторое время они ехали в молчании, стрелка спидометра показывала больше 90 км/ч. Феликс села, притянув колени к подбородку, исподтишка глядя на своего похитителя и отчаянно ища выход.
[float=left]http://savepic.net/6803138.gif[/float]Нужно как-то подстроить аварию, накинуться на него, чтобы он потерял управление. Да, это опасно и в итоге я могу погибнуть, но не позволю этому уроду прикоснуться к себе. Трентон верила в Ричарда, но что он может сделать прямо сейчас? Ей не хватало его успокаивающего голоса. Чёрт возьми, если мне суждено сегодня умереть, то я буду жалеть всего о нескольких вещах: о том, что  так и не нашла родителей, и что не сказала Рику, как он мне дорог. Девушка посмотрела в окно, на расплывчатые яркие огни, которые всегда казались ей такими притягательными. Она любила ночной Бостон. Может быть, блондинка видит всё это в последний раз? Феликс, глядя на проезжающие мимо автомобили, отключилась от происходящего и постаралась запомнить каждую деталь. А ещё девушка приняла решение, которое удивило её саму. Если ей удастся выбраться из этой передряги живой, то она больше не будет бороться с собой и просто поплывёт по течению, которое уносило её всё дальше к берегу с табличкой «Ричард Дэнверс, особо опасен. Береги своё сердце, подруга». Да, она не станет ходить вокруг да около, просто позволит неизбежному случиться, а потом уже подумает, хорошо это или плохо. Только бы наконец стереть эту соблазнительную улыбку с его лица своими поцелуями.         
Мужчина вёл автомобиль всё быстрее, не обращая внимания на сигналы светофора. Чтобы уйти от погони за ним, он резко сворачивал на узкие улочки, пару раз чуть не сбив пожарный гидрант. Феликс крепко ухватилась за дверную ручку, чтобы не упасть на очередном резком повороте. Его манера вести автомобиль вернулся девушку в безрадостную реальность. Она всё ещё сидит здесь, запертая в собственной машине, а убийца, прирезавший свою подругу, мечтает проделать тоже самое с ней. Кажется, будто все мысли отразились на лице судмедэксперта, потому что мужчина наконец нарушил молчание.
Страшно, милочка? А будет ещё хуже, – видно было, что слова даются ему уже не так легко, капельки пота стекают по лицу и… это страх? Да, Феликс определённо видела, что он боится. Рик уже должно быть вызвал патрули, чтобы те перекрывали дороги и не дали психопату уехать далеко, прихватив с собой судмедэксперта. Это было понятно по отчётливому вою полицейских сирен, которые доносились чуть ли не со всех сторон. Появился шанс, что выставленное оцепление заставит убийцу затормозить и тогда Феликс начнёт драться, как дикая кошка, пуская в ход даже зубы. Но на скорости больше 100 км/ч ей это делать уже перехотелось, хотя первоначально она ведь думала довести всё дело до аварии.
И тут её осенило. В правом кармане пальто лежит мобильный телефон. Ей нужно только незаметно нащупать его и, набрав номер Ричарда, включить громкую связь. Так Феликс и сделала. Похититель был поглощён погоней, поэтому не заметил осторожных манипуляций девушки. Зато теперь Рик мог слышать их беседу, Трентон постарается помочь Дэнверсу и полицейским спасти себя. Как бы смешно это ни звучало. 
Я не боюсь тебя, – уверенно проговорила она, вздёрнув подбородок, –  куда мы едем? Если уж ты собрался меня убить, то хотя бы скажи, где. И я имею пра
Закрой рот! – рявкнул он, повернув к Феликс голову. Мужчина был зол и определённо напуган, он больше не предполагал, как ему быть. Всё должно было пойти не так. Он ведь забрал туфельку на память о ней и должен был уйти. «Но зачем, зачем я остался посмотреть?», – сокрушался он, сильнее нажимая на педаль газа.
Стрелка спидометра подскочила до 120.
Когда я оторвусь от твоего приятеля-полицейского, мы поедем в мой дом в лесу. Я привозил туда Аманду. Она любила белок, – последние слова срывались с его губ полушёпотом, он опустил голову, перестал смотреть на дорогу и… заплакал.
Трентон смотрела на него округлившимися от удивления глазами, позабыв на мгновение, что он ненормальный убийца, но сейчас этот человек выглядел настолько несчастными и подавленным, что невольно вызывал у девушки чувство жалости. И презрения. Блондинка не знала, что делать. Она просто молча смотрела на этого опасного человека, убивающегося по своей жертве.
Что же творится в его безумной голове? Неужели любовь настолько лишает человека рассудка, что ты готов убить объект своего обожания, только бы он не достался другим? Феликс почему-то  с улыбкой подумала о том, что если бы она так относилась ко всем тем женщинам, что были у Ричарда, ей пришлось бы убивать его стабильно часто.                                 

+2

8

В девяносто девяти случаях переговоры с психопатами не приносят желанного результата. Но, несмотря на печальную статистику, протокол не меняется. Сталкиваясь с подобной ситуацией, где есть заложник, полиция вынуждена любой ценой сохранить ему жизнь, и первое, что возглавляет список, это, конечно, переговоры. Только вот вести переговоры с психически неуравновешенными людьми, убийцами, социопатами и извращенцами далеко не самое простое дело. Люди с такими отклонениями  отличаются от других не просто психологическими характеристиками. Их мозг работает иначе. В них более сильны  способности к выживанию и адаптации, и, самое главное -  они ближе к миру хищников, нежели к миру людей. Они - звери. А значит, стратегии взаимодействия с ними лежат не в области психологии и социологии, а в области охоты и дрессировки. Говорят, глупо попытаться договариваться с тигром, пусть даже тот наделён человеческим интеллектом и речью. Тигра можно перехитрить, заманить в ловушку, усыпить бдительность, но совершенно бесполезно отслеживать его жесты и отзеркаливать его позы. С психопатами так же.  Дэнверс слишком часто сталкивался с ними, чтобы понимать, что единственная польза от таких "диалогов", это возможность выиграть время и не поддаться на силовую или иную манипуляцию этих ребят. Время работает на терпеливого переговорщика ибо, как правило, любые логические договорённости с психопатом не дают гарантии на их выполнение с его стороны, куда чаще всего он может пойти на любые устные соглашения, а потом всё отменить и вернуться на прежние позиции. И, судя по самодовольной физиономии психа, держащего в тисках Трентон, первый пункт, Дэнверс только что благополучно провалил.
Нет, преступник вовсе не собирался идти на поводу у детектива. Он играл с ним, как с любой своей жертвой. И, в качестве подтверждения своих намерений, незамедлительно прижал острое лезвие своего ножа к горлу девушки. Рик вздрогнул и пошатнулся, но остался стоять на месте. Кулаки детектива  сжались от бессильного гнева, глаза потемнели, зубы стиснулись так, что скулы заныли от боли.  Не находись Трентон сейчас в его руках, ничего не удержало бы его от того, чтобы всадить в этого ублюдка всю обойму своего пистолета.  Но Феликс...  Он перевел глаза на маслянистое лицо своего визави, едва справляясь с рвущийся наружу гневом и отвращением к нему, - Она -  мой друг.  – его голос звучал тихо и ровно, но давалось ему это с  трудом. Сейчас он явственно ощущал, как хваленное самообладание ускользает от него, как песок сквозь пальцы, песчинка за песчинкой. С каким бы удовольствием он впился бы сейчас в горло этому мерзавцу, оставляя на этой мерзкой бледной коже болезненные отметины от своих пальцев, как щедро пересчитал бы ему все его ребра крепкими кулаками и на всякий случай сломал бы пару «ненужных» костей. Мысль о том, что ему вполне возможно удасться выполнить задуманное и вид мертвецки перепуганной Феликс – вот, что все еще удерживало мужчину от глупостей, которые так и лезли в его голову. Неожиданное обвинение психопата, заставило его нахмуриться и мимолетно бросить взгляд на девушку. Он не обратил внимания на попытки бандита сделать акцент на его общении с Трентон, его больше смутило то, что они были вдвоем на месте преступления и столкнулись с ним входило в планы этого урода. Судя по всему подмоги не будет. Что же за игру он ведет? Чего добивается? Перебить их по одному?? Резкий гортанный смех преступника  и гадкие фразы, которые он, склонившись к уху девушки, произнес, заставили  Ричарда поморщиться. Это было слишком для него. Видеть все это и быть таким бессильным. Он должен был что-нибудь предпринять. Что угодно. - Ладно, ты выиграл. – тряхнул головой Дэнверс, делая осторожный шаг навстречу психопату, - Считай, что ты нас раскусил. Теперь ты понимаешь, что она мне не безразлична. – еще один незаметный шаг, - Отпусти ее.  И возьми меня. Я сделаю все, что ты скажешь. – маньяк не торопился с ответом, рассеянно чухая пальцем затылок, - Ну же.. это хорошая сделка, - подначивал его Дэнверс, не сводя пристального взгляда с  Феликс. Что бы ни случилось, детектив был готов принять удар на себя. Лучше он, чем она. Ему не было страшно, он давно уже был готов принять смерть в самую неожиданную минуту. Жизнь Ричарда ничем не уступала сюжетам голливудских боевиков и вся была соткана из риска. Он давно уже забыл, когда чувство страха отбрасывало холод на его спине. Опасность его притягивала, а  прилив адреналина в крови вызывал привыкание. Когда не ощущаешь страха - не можешь поддаться эмоциям, а в его деле, эмоции являли собой непозволительную роскошь. Да и потом, балансировать на грани так просто, когда тебя ничего не держит в этом мире. Что у  него есть, кроме работы? Зеленый фикус на окне, которому сто лет в обет и, который является ему самым близким другом? Или дневник, маленькая черная книжка, которую он всегда носит с собой и делится с ней всем тем, что никто никогда о нем не узнает?  Брат, который при всей своей любви не нашел для Рика дела лучше, чем постоянно разгребать его темные делишки и спасать от тюрьмы? Сестра, которая сбежала подальше от его заботы и опеки? Нет, у него не было ничего, он давно уже превратился в хладнокровную, бесчувственную машину. Чего явно нельзя было сказать о девушке, стоящей напротив. Она была живая и способная радоваться жизни, выражая это во множестве эмоций. Трентон не заслуживала умереть от рук этого ничтожества. Глядя на нее сейчас, Дэнверсу казалось, будто он слышит, как гулко колотится от страха сердце в ее груди, так гулко, будто оно было у него на ладони. Она будто состояла из всех, когда-либо выдуманных людьми, цветов и оттенков. Яркая. Необычная. Настоящая. И прямо в эту минуту он упускал ее.
Пошло улыбаясь, бандит сообщил Ричарду, что он опоздал и потащил девушку в свою машину, – Отпусти ее!!! – прорычал Дэнверс, делая шаг вперед, но его противник, в качестве предупреждения, дернул девушку на себя и прижал лезвие к нежной коже ее шеи так сильно, что блузку окропило несколько капель крови. Выбора не было. Детективу пришлось ожидать, пока они не усядутся в машину, но едва они это сделали, как он, тут же рванул вперед, к своему мустангу, на ходу выуживая из кармана рацию, - Внимание-внимание! Это Рик Дэнверс, детектив убойного отдела, номер значка 18738822. Прошу подкрепления на семьдесят девятую улицу. Произошло убийство, подозреваемый взял в заложники судмедэксперта и двигается на север! – на одном дыхании выпалил он, проворачивая ключ зажигания и отбросив рацию на соседнее сидение, резко вдавил педаль газа. Благодаря временному преимуществу, машина Феликс уже успела значительно оторваться от него, но Дэнверс не собирался сдаваться так просто, только не сейчас. Началась погоня.  Чтобы уйти от преследования, преступник несколько раз резко сворачивал на узкие улочки, пару раз чуть не угодив в  пожарные гидранты, но детектив был неумолим и неуклонно следовал за ним по пятам. Вскоре к нему присоединилось и подкрепление в виде трех полицейских машин, которые оглушали своим воем всю округу. Ричард не замечал ничего, кроме своей цели.  Мысли, тем временем, летали в его голове с молниеносной скоростью. Что делать? Пытаться прострелить колеса? Но тогда, машину может занести и жизнь Феликс будет под угрозой. Подсечь или бросить ленту с шипами тоже приведет к плачевному итогу....Думай, Рик, Думай! – приказывал он сам себе, яростно сжимая руль пальцами до такой степени, что костяшки пальцев побелели. Но думать получалось только о Трентон. Беспокойство за нее не позволяло ему думать хладнокровно и прагматично, как он то делал всегда. Будь кто-то другой, посторонний, в заложниках у психопата, все было бы куда проще для Дэнверса. Но, черт побери, он успел привыкнуть к этой вредной девчонке и ее колким шуткам и просто не мог позволить ей погибнуть вот так. Это одновременно жутко его злило и превращало в параноика.  Черт возьми! Только бы она не выкинула никакого фокуса. Он кусал губы, гадая, понимает ли девушка какая роль ей выпала. Быть заложником означало неукоснительно выполнять все требования своего похитителя и не делать резких движений. Этих социопатов нельзя раздражать, спорить с ними, кричать на них или плакать. Если все делать, как надо, то вероятность прожить как можно дольше до своего вызволения значительно возрастает. Оставалось только надеяться на ее благоразумие. Будь хорошей девочкой, Феликс.. - мысленно повторял он, будто она могла его слышать. Машина Трентон снова резко свернула. Ричард скрипнул зубами, повторяя ее маршрут и оказавшись на Лени Роудс, вдруг словил идею. Схватив рацию, он хриплым, от волнения голосом, стал сбивчиво говорить, - Говорит детектив Рик Дэнверс, преследую преступника по улице Лени Роудс. Необходимо устроить блокаду перед мостом! Подгоните туда машины, а я загоню ублюдка прямиком в ловушку!

Отредактировано Richard Danvers (2015-05-23 02:42:14)

+2

9

Вой полицейских сирен где-то в отдалении внушал уверенность и  надежду на спасение. Обычно их завывание посреди ночи мешало спать, но сейчас девушка благодарила богов всех мировых религий за эти сладостные визжащие звуки. Ричард рядом, он спасёт её, в очередной раз выручит из беды и, если повезёт, выбьет пару зубов этому новоиспечённому маньяку. То, что он раньше никогда не убивал, было понятно по реакции мужчины: руки его тряслись, он старался вести себя уверенно и как можно более опасно, но нервы сдали уже через каких-то минут десять. Вполне возможно, что его признают невменяемым и вместо тюрьмы отправят в лечебницу. Если он доживёт до этого момента. 
А-а-а! – завопила блондинка, крепко уцепившись за ручку дверцы и вжавшись в сидение, когда её похититель, не видящий дороги из-за собственных слёз, внезапно чуть было не выехал на встречную полосу движения. В такие моменты, как говорят, жизнь проносится перед глазами. За считанные секунды ты успеваешь подумать обо всём, вспомнить близких, пожалеть о том, что не успел сделать, а может даже помолиться. С Феликс этого не произошло. Она зажмурилась, и в её голове промелькнула всего одна фраза: «Твою мать!». 
Но всё обошлось. Каким-то чудом мужчина вернул автомобиль на нужную полосу, правда, слёзы размазывать по щекам не перестал. Феликс раскрыла глаза, продолжая часто дышать и жадно глотая ртом воздух. Если он продолжит в таком же духе, то рассвет я уже буду встречать в чёрном мешке. Девушка с опаской смотрела на мужчину, пытаясь сообразить, что бы ей предпринять. Видимо он заметил испытывающий взгляд судмедэксперта, поэтому повернул голову в  сторону блондинки. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, их взгляды встретились… и тут психопат с животным рыком бросился на девушку, протягивая к её шее свои руки, грозившиеся лишить доктора Трентон жизни. 
Нет! – выкрикнула она. Изловчившись и выставляя вперёд ноги, ударила мужчину в живот. Тот отлетел к дверце и, уцепившись за руль, случайно крутанул его влево, снова выводя автомобиль на встречку. Дальше действия развивались очень быстро, но Феликс воспринимала происходящее, как в замедленной съёмке. Она увидела ослепляющий свет фар большого бензовоза, который угрожающе приближался к ним. Водитель автомобиля изо всех сил жал на клаксон, другие автомобилисты давили по тормозам, лавировали в сторону, боясь столкнуться с внезапно возникшей проблемой. Скрип тормозов. Чья-то грязная ругань.
Видя, что лобовое столкновение неизбежно, девушка дотянулась до руля и попыталась увести машину, но ей это удалось лишь наполовину. Автомобили не «поцеловались» лоб в лоб, но легковушка Феликс задела левой стороной правый борт бензовоза. Машину подбросило вверх, после чего она перевернулась несколько раз и завалилась колёсами кверху. Водитель бензовоза так же не справился с управлением, его огромная машина упала на бок и проехала ещё несколько метров по дороге. Бензин вытекал через зияющую дыру.
Ещё несколько автомобилей столкнулись, большая часть просто застыла на месте, создавая колоссальную пробку. Но всё могло обернуться ещё большей катастрофой, потому что машина Феликс загорелась. Вытекающий бензин, огонь... Чувствуете, как запахло жареным?
Когда автомобиль начал кувыркаться, девушка ударилась головой о лобовое стекло, разбив себе висок. Кровь застилала левый глаз, но блондинка не обращала на это особого внимания. Следующий удар пришёлся в районе затылочной части, от чего Трентон практически потеряла сознание. Перед глазами всё плыло, шум с улицы и крики она вообще не слышала, только чувствовала запах дыма и бензина. Правую ногу зажало где-то между сидениями, но шок заглушал боль. Огромный выброс адреналина в кровь и лёгкое сотрясение мозга мешали ей понять и заметить, как оторванная ручка передачи скоростей острым надломленным концом  впилась ей в бедро. В голове – каша, набор непонятных мыслей и… смирение. Феликс не могла бороться, не хотела двигаться. Она решила позволить судьбе расставить всё по своим местам и спокойно умереть. 
Тонкая струйка крови уже затекла в уголок губ, девушка попыталась вытереть её ослабевшей рукой, но та безвольно упала. Не было сил. Больше нет. Кое-как переведя взгляд вправо, Трентон заметила своего похитителя. Его шея была вывернута в неестественном положении, а глаза и рот широко раскрыты в немом крике ужаса. Мёртв. Перелом шейных позвонков… Даже на пороге смерти девушка оставалась судмедэкспертом.
Жалела ли она о чём-нибудь? Возможно. Некому будет кормить её черепашек и питона. А ещё Рик. Этот оболтус так и не узнает, как сильно она его любила и как старательно скрывала свои чувства. Рука тянется за телефоном, хочется набрать всего три небольших, но таких важных слова и отправить адресату, но нет. Аппарат где-то вне зоны досягаемости. Проклятье…
Феликс больше не ждала спасения, они попросту не успеют. Едкий дым уже врывался в помятый салон, девушка закашлялась, глаза слезились. Она чувствовала вкус собственный крови, хотелось плакать. Но она не могла позволить себе умереть вот так, находясь в страхе, как перепуганная овечка. Рано или поздно это должно было произойти, но блондинка никак не ожидала, что всё случится сегодня. Ведь ещё столько дел и планов! Участие в международной научной конференции с докладом! Она его полгода готовила...
Сознание слегка прояснилось, и вот теперь Феликс ощутила резкую боль в левом бедре. Девушка попыталась приподняться, но это положение вверх ногами сильно её дезориентировало. И всё же Феликс посмотрела на свою рану на ноге. Был ли смысл вытаскивать осколок? Всё равно погибну. Тем не менее, Трентон приняла более-менее сидячее положение и, с шумом выдохнув, резко вытащила обломок. Кровь хлынула из раны, которую Трентон, скрипя зубами и громко постанывая, пыталась зажать рукой. Тёплая алая субстанция вытекала сквозь пальцы. Так же медленно уходила от неё жизнь. 
Или не всё потеряно? Приближающиеся шаги, чей-то знакомый голос. Стараясь не смотреть на рану, девушка повернула голову вправо, но не увидела ничего, кроме помятой дверцы и языков пламени где-то совсем рядом.   

+2

10

«Существует ли что-то, более мотивирующее, чем страх? Что-то, способное так же сильно влиять на наши поступки? Чем страх является для каждого из нас? Он изменчив и многолик. Изобретателен и хитер. Зачастую страх творит с нами странные вещи. Заставляет плакать и смеяться, покоряться и предавать, ненавидеть и стыдиться. Огульно называя окружающих паникерами, свои эмоции выдавать за разумную предосторожность. Стоит ли стыдиться страха? Бороться с ним? Или, может, потворствовать ему? Страх обладает воистину потрясающей силой. Без него – скучно, а с ним – невыносимо. Он может сделать жизнь серой и неполноценной, а иногда наоборот, яркой и насыщенной. Чем ему являться для каждого из нас – личный выбор каждого. Но есть правило, касающееся всех. Страх не должен становиться частым гостем. Лучше его не приманивать. Не впускать страх в душу. Потому что игры с ним опасны. А ставки в таких играх иногда непомерно высоки.» © Андрей Дьяков «К Свету»

В горле пересохло. От бешеной скорости сдавливало дыхание. Жутко, нестерпимо хотелось курить.  Наверное, будь у него сейчас возможность, он, не задумываясь, скурил бы полпачки «мальборо», за один вдох, но, увы, не имел права сейчас  позволить себе эту слабость. Он должен собраться. Должен быть спокоен и хладнокровен, его руки должны лежать на руле, а глаза неуклонно следить за целью.  Это же не сложно. Особенно, для Рика Дэнверса, который всегда отличался умением мыслить быстро и трезво, а также владеть собой и своими эмоциями,  отдавая инициативу  тем, которые были более необходимы в определенный момент.  Чаще всего люди видели его именно таким. Толстокожим. Непробиваемым. Многие упрекали его в хладнокровности, но едва ли имели представление, какой ценой жизнь вынудила его стать таким.   Он настолько вышколил свое самообладание, что мог оставаться беспристрастным и собранным даже в самой критичной ситуации. Но, сегодняшний инцидент  застал его врасплох. Врасплох! Его! Сейчас, детектив, к своему ужасу, сознавал, что от его невозмутимости нет и следа. Беспомощность убивала его и внушала страх, жуткое леденящее душу чувство, которое вынуждало сердце так неистово колотиться в груди, что становилось трудно дышать. Мужчина сделал глубокий вдох и невольно помрачнел, сильнее впиваясь руками в руль. Ему нужно сосредоточиться. Нужно собраться воедино и сделать все, что в его силах. Только он и машина впереди. Только размеренный стук его сердца и щелчок от переключения коробки передач. Он не имел права отвлекаться, пусть даже в своих мыслях. На такой скорости любая, не осторожная, мимолетная ошибка может мгновенно привести к аварии. Нет, он не боялся за свою жизнь, эта дрянь не стоила и гроша, а вот жизнь пассажирки, в автомобиле, за которым он ехал, определенно имела ценность.  Феликс должна выжить. Любой ценой. Она выйдет замуж за красивого успешного человека, поселится в доме с зеленой изгородью, наплодит  маленьких упрямых девчонок, похожих на нее и будет счастливой. Ох.. как же хочется курить.
От подкрепления, как и ожидал Дэнверс, не было никакого толку. Хоть он и сам являлся представителем закона, к своим коллегам относился с должным презрением. Это в  голливудских боевиках, копы представлены в виде доблестных героев, способных голыми руками поймать преступника, рискнуть своей жизнью ради спасения невинного и запросто разрабатывают неожиданные планы по спасению. В жизни все обстоит более печально и полисмены, преимущественно, ленивы, глупы и трусливы, а, по-настоящему стоящих офицеров и вовсе можно сосчитать на пальцах.  Вот и сейчас, вместо того, чтобы предпринять какие-то меры, они просто продолжали эту гонку, следуя чуть позади него. Где-то сверху шумной работой двигателя оповестил о своем прибытии вертолет, но какой с него прок? Он мог, разве что, следить за траекторией пути преступника, стрелять же в  автомобиль, пока там была Феликс, было недопустимо. – Вашу мать! Да перекройте же мост! Давайте же! – прорычал Рик себе под нос, но его слова тут же поглотил вой сирен позади.
Тем временем, машина Трентон, бросив попытки укрыться от преследования в подворотнях и некоторое, непродолжительное время,  двигающаяся достаточно ровно,  вдруг, стала вилять из стороны в сторону, будто участвовала в слаломе. Дэнверс напряженно наморщил лоб, пытаясь всмотреться в салон авто. Там явно творилась какая-то потасовка, но разобрать что-то с такого расстояния не удавалось, слишком темно. Что там происходит? Либо девушка смогла как-то завладеть ситуацией, либо наоборот. В любом случае, это было слишком опасно. Если она не выровняет машину, у них есть все шансы влететь в строительные бетонные блоки, стоящие по обеим  сторонам дороги или влететь в другие машины, едущие впереди.  Детектив скрипнул зубами, что есть силы вдавливая педаль газа. Его старенькому мустангу удалось подобраться к тачке Феликс ближе всех, но ровно в тот момент, когда он почти поравнялся с ней, она резко вильнула в бок и вылетела на сторону встречного движения.  Столкновение было неизбежным. Неизбежным! От внезапного осознания этого Дэнверсу стало трудно дышать. Стало казаться,  что время вдруг остановилось, а песчинки, одна за другой, медленно и неторопливо падают в чашу песка времени, позволяя смотреть на открывшуюся картину, как в какой-то замедленной пленке. Дальнейшее произошло в лучших традициях голливудских боевиков: потерявшая контроль, машина Трентон, зацепила бензовоз правым бортом и подлетела в воздух. Несколько раз, кувыркнувшись вокруг своей оси, она с грохотом приземлилась на собственную крышу. Водителю бензовоза тоже не удалось справиться с управлением, его огромная махина от удара рухнула на бок и кузов, ещё несколько добрых метров протянуло вдоль по дороге, создавая ужасающий скрежет железа. Другие автомобилисты давили по тормозам, лавировали в сторону, боясь столкнуться с внезапно возникшей дорожной ситуацией. Где-то слышался скрип тормозов и звук гнущегося железа. Откуда-то доносилась грязная ругань и испуганные крики.
Затем, все пошло, как в тумане. Рик чуть было не сломал коробку передач, так яростно он сменял скорости, продавливая под собой педали сцепления и газа. Остатки невозмутимости, как рукой сняло. Ничего подобного ему еще не доводилось видеть, но что уж, лучше бы ему не пришлось стать очевидцем этого, ибо видеть это и осознавать, что там, внутри Трентон, было невыносимо. Из-за набранной скорости, пришлось нажимать тормоз и зажимать ручник одновременно, чтобы произвести экстренное торможение. Как результат, тормозные  колодки истошно запищали. Благодаря этому, его мустанг так резко развернуло, что пришлось выпрыгивать из машины почти на ходу. Благо ее отбросило куда-то в другую сторону к обочине, лишенной людей и машин. Но Дэнверс не соображал ничего, пребывая в состоянии аффекта. Кубарем вывалившись на землю, он в два счета вскочил на ноги и стремглав рванул в сторону перевернутой машины, под которой, уже образовалась уродливая лужица жидкости из радиатора. Оказавшись у кабины, мужчина плюхнулся на колени, заглядывая в салон автомобиля. Водитель был мертв, его лицо, скорчилось в жуткой предсмертной муке, а Феликс..??? Из-за тучного тела преступника, ему не удалось рассмотреть пассажирское сидение и Рик поспешил обогнуть авто с другой стороны. В нос ударил запах гари и взметнув глаза наверх, он увидел, что бензовоз, лежащий совсем недалеко, начал гореть, что было не удивительно. То, что он увидел перед собой, заставило детектива похолодеть. Феликс, не подавая признаков жизни, повисла на ремне безопасности, ее левое бедро кровоточило от торчащего в нем осколка, а прекрасное лицо исказилось от боли. Мужчина так крепко стиснул зубы, что у него стали болеть скулы. Подло. Это уже было слишком подло вот так закончить всю эту гонку. - Феликс.. Феликс!!! Ну давай же.. Феликс.. Отзовись! - позвал он ее. Девушка шелохнулась и затуманенно уставилась на него, как на привидение, ее губы шевелились, но не издавали ни звука.  - Тихо-тихо.. я сейчас вытащу тебя, потерпи немного, - нахмурившись, пообещал он. Игнорируя едкий запах дыма, щекочущий ноздри, детектив поджал губы и осторожными, но при этом достаточно быстрыми движениями,  стал высвобождать блондинку из западни в виде ремня, который заклинило во время аварии. После некоторой возни, ему это удалось и тело Трентон безвольно рухнуло прямо в его руки. Ричард сгреб добычу в охапку и поспешил отнести девушку как можно дальше от места происшествия. И нстоить отметить, ему удалось сделать это вовремя. Едва он отбежал от машины, как кузов тут же стали облизывать языки пламени, перебравшиеся от горящего бензовоза.
Бережно уложив блондинку на асфальт, он снял куртку и сложив, устроил комок под головой девушки, зная, что это должно нормализовать давление. После чего, мужчина оторвал кусок футболки и стал перевязывать рану на бедре, бодро приговаривая, - Вот видишь, Зазнайка, твои уроки не прошли даром, в другой момент, Трентон бы это повеселило, но сейчас она то приходила в сознание, то вновь теряла его, бросая какие-то обрывистые фразы. Ей нужна была медицинская помощь, а не его жалкие попытки сыграть в супергероя.  Покончив с оказанием первой помощи, Рик выудил из кармана телефон и затребовал на место скорую и пожарных, и только затем встревоженно склонился над девушкой. Феликс, кажется снова потеряла сознание, но теперь, даже не шевелилась. У мужчины стало закрадываться предательское ощущение, что она и не дышит. Прижав два пальца к ее шее, детектив весь обратился в слух. Пульс еле-еле прощупывался. А на вид, она будто и не дышала совсем. Может ему кажется? Может из-за этого шума ему показалось, что он слышал, как бьется ее сердце? Неожиданно самый самоуверенный коп Бостона засомневался во всем и сразу. Поддавшись вперед к ее лицу, он снова окликнул ее по имени.  Но она не отвечала. Может грохот заглушал для нее его голос? От бесчисленных вопросов стала зверски болеть голова. Рику стало казаться, что он сходит с ума, что это все происходит не с ним; что эта девушка, с бледным, болезненным лицом просто не может быть Трентон; что все это это какая-то глупая ошибка, просто дурной сон, каких сотни в череде его длинных, усеянных кошмарами ночей. На мгновение он отстранился от девушки и огляделся вокруг. Вой сирен подкрепления смешался с взрывом машины Трентон, отовсюду слышались крики и боевые кличи, а в его руках была Феликс Трентон, которая едва дышала. И эта реальность была настоящей. Жуткой, леденящей душу правдой.

Отредактировано Richard Danvers (2015-06-18 00:15:31)

+2

11

Кто-то определённо точно звал её по имени. Она слышала голос, но не могла вырваться из тумана беспамятства, в которое впадала каждые секунд десять. Феликс продолжала бороться, цепляясь осколками подожжённой души за жизнь. Её травмы не были смертельными, но едкий дым уже успел пробраться в лёгкие, перекрывая поток спасительного воздуха.
Снова громкое и отчаянное «Феликс» звучит где-то совсем рядом, заставляя девушку приоткрыть глаза. Всё кругом плыло, обволакивало удушливой пеленой, но даже сквозь эту завесу блондинка смогла разглядеть знакомое лицо. Ей хотелось что-то сказать, попросить скорее вытащить её из машины, но, открыв рот, она не издала ни одного членораздельного звука, а зашлась в  приступе кашля.
Проблеск надежды на скорое спасение становился всё ярче с каждой секундой. Девушка уже чувствовала, как жар горящего автомобиля постепенно становится дальше, а сильные мужские руки бережно прижимают её к себе, унося прочь от происходящего. Дышать стало легче, приток свежего воздуха вернул судмедэксперта в мир живых на какой-то короткий срок.
Я знала, что придёшь, – в одной этой фразе, сказанной очень тихо, практически шепотом, было столько благодарности, сколько Дэнверс никогда не слышал от Трентон, пребывающей в состоянии полнейшего здоровья. Она протянула руку, пытаясь дотронуться до его лица, понять, что всё это реально, что она не умирает там, в своём новеньком автомобиле. Но рука безвольно упала, а вместе с ней в очередной мало увлекательный тур в небытие отправилась и Феликс. Подсознание вернуло блондинку в момент их первого знакомства с Ричардом. Она, будучи студенткой-практиканткой, случайно в коридоре столкнулась с хмурым молодым полицейским. Бедняга от неожиданности пролил горячий кофе себе на грудь и стал награждать Феликс такими красочными эпитетами, которых девушка знать не знала. Она до такой степени растерялась, что пока на неё лился словесный поток от лица Ричарда, просто стояла и тупо хлопала глазами.
Засунь свой кофе себе в… – со стороны казалось, что девушка бредит, находясь без сознания. Её отрывистые фразы были полной бессмыслицей для всех, кроме неё самой. Она находилась за пределами реального мира. 
Молодой человек явно решил, что перед ним какая-то недалёкая дамочка в белом халате и с бейджем практиканта. А уж потом понеслось. Оставлять такие оскорбления без ответа блондинка не собиралась, так что в отместку загрузила мужчину таким набором научной терминологии и круто выстроенных предложений, что у него глаза с каждым словом становились всё квадратнее и квадратнее. Это всегда срабатывает, поэтому закончив свою пламенную речь, девушка победоносно улыбнулась и, круто развернувшись на каблуках, гордо прошествовала к лифту. Правда, вслед ей долетело одно любопытное слово, видимо, адресованное ей. Чучело. Она назвал её чучелом.   
Первое впечатление самое яркое, как говорят. Эти двое были явно в шоке друг от друга, причём не в самом приятном. Такое столкновение могло стать либо началом кровопролитной войны, либо долгой дружбы. Но уж никак не думала Трентон, что мужчина, в котором сосредоточились все самые ненавистные ею черты характера, самым наглым образом похитит её сердце. Нужно было лучше сопротивляться. 
В очередной раз привет, сознание. Девушка встретилась взглядом с Риком, на мгновение забыв о боли и головокружении. Мысли Феликс не прояснились, скорее наоборот. Она неотрывно смотрела в его глаза и понимала, что тонет. Любое сопротивление было бессмысленным и бесполезным, это становилось отчётливее с каждым новым рабочим днём, с каждым новым расследованием, которое они проводили вместе. Что её останавливало? Отсутствие положительной реакции со стороны мужчины. Трентон всё пыталась понять, нравится ли она Рику хоть немного, но чёрт бы побрал этого Дэнверса. В какой-то момент она даже решила, что он переметнулся в другой лагерь и стал слегка голубоватого оттенка. Такая мысль посетила её, когда блондинка ради эксперимента весь день то «случайно» наклонялась, демонстрируя глубокий вырез платья, то прикасалась ненароком. В общем, прибегала ко всяческим женским уловкам. Ноль эмоций. Такой раздосадованной Феликс себя никогда ещё не чувствовала. А может у неё просто плохо получалось играть роль соблазнительницы? Она обычно не утруждала себя практикой в этом деле, полагаясь на волю случая и природные данные.                 
Не думала… что ты… внимательно меня слушал, – ослабевшим голосом пробормотала, попытавшись усмехнуться, но в очередной раз закашлялась. Боль в ноге становилась просто невыносимой, а когда Рик затянул повязку как можно туже, девушка вскрикнула от боли и отключилась. Нет, пожалуйста! Я не хочу… Молить собственный организм привести себя в форму самостоятельно было бесполезно. Раз за разом девушка проваливалась в беспокойные короткие сны-воспоминания. Ей не нравилось ощущать себя слабой и беспомощной, ещё меньше хотелось бы оказаться на собственном столе с Y-образным разрезом грудной клетки.
На этот раз злость помогла ей прийти в себя. Феликс очнулась, стараясь повернуть голову. От этого движения к горлу подступила тошнота, а в висках что-то сильно стучало, как молотком по наковальне. Сотрясение. У меня сотрясение. А ещё рана на ноге не давала о себе забыть. Ричард поступил правильно, не став вынимать осколок, нужно будет потом его за это похвалить. Но как же больно, чёрт возьми! На глаза навернулись слёзы и тонкими ручейками потекли по бледным щекам. Феликс было страшно, непривычно, ведь она за всю свою жизнь разве что простудой болела и коленки в детстве сбивала, а тут такое.
Рик, – потом ей будет стыдно за свою слабость, но не сейчас. Она тихо всхлипнула, прикрыв глаза. Была бы в силах, уползла в какой-нибудь первый попавшийся куст, только бы он не видел, как она плачет. – Мне страшно… мне так страшно, – сердце стучало, как при быстром беге на короткую дистанцию. Самое опасное было позади, но щемящее чувство в груди не проходило.
Феликс сокрушалась по поводу собственной уязвимости. Раньше она такой не была. Это всё люди со своей любовью. Слабость, да и только. Человек становится слишком мягким и чувствительным. Многие почему-то наслаждаются таким состоянием лёгкости и даже невесомости, но для Трентон это стало тяжёлой ношей. Хотелось от неё избавиться, но для этого пришлось бы вырвать сердце. Голыми руками.
Всё же кое-что грело душу судмедэксперта. В моменты, когда её сознание становилось более-менее ясным, она видела в глазах Дэнверса  искреннюю заботу. И нежность в голосе, от которой в любой другой ситуации уже мурашки бежали бы по телу. Видимо, чтобы увидеть Рика таким, нужно было раньше себя попытаться угробить. Когда этот кошмар закончится, их отношения снова вернутся в русло прежнего уровня дружбы. А так хотелось уже выйти за эти рамки, зажать мужчину в угол и спросить напрямую: «Хочешь меня?». И, не дожидаясь ответа, впиться в эти манящие губы.
Взрослые люди, бегающие друг от друга, скрывающиеся за масками просто коллег и закадычных друзей. Смешно и нелепо.   

+2

12

Неожиданно, вой машин, крики случайных прохожих, треск горящего бензовоза и прочий шум внешнего мира прекратил существовать. Вся вселенная вдруг сузилась до размеров крошечного мирка, в котором я боролся за жизнь Феликс Трентон; мирка, отрезанного от реальности, в котором находились только мы двое. Все мои мысли сейчас были только о ней, слабой, беззащитной девушке, лежащей передо мной. Она была со мной лишь частично, то приходила в себя, то снова впадала в какое-то бессознательное состояние. Но боролась. Заметно боролась. Это так в ее духе - стараться не утратиться контроль над ситуацией даже в критические моменты. Ее сила воли всегда так восхищала меня. Вот уж чего сейчас определенно не хватало мне самому так это силы держаться. Сейчас  я даже наполовину не напоминал человека, ежедневно видящего преступления. Все потому, что я знал, что это в боевиках герои эффектно уходят, на фоне взрыва,  они невозмутимы и бесстрашны, иду гордо запрокинув голову и выпятив грудь колесом, ни разу не обернувшись и не убедившись, не летит ли им в затылок кусок арматурины. В жизни все куда менее прозаично. Вместо того, чтобы не оглядываясь, размеренно шагать спиной к взрыву, приходится бежать сломя голову, прячась от кусков машины, части которой со свистом  разлетаются в разные стороны, во рту горечь угара, глаза слезятся от дыма, а тело горячее, как будто только из жаровни.  Нет, я знаю горькую правду - героев не существует, а в подобных происшествиях нет абсолютно ничего захватывающего дух и вызывающего восхищение. Все это дерьмово. Как на вид, так и по ощущениям.
Но дерьмовее этого было, то, что я чувствовал себя виноватым в произошедшем. Мне и до этого было паршиво, да Трентон  пытающаяся меня поблагодарить, добила меня окончательно. Она знала, что я приду. Придти то пришел.. только поздно. Идиот. Надо было сразу стрелять в этого урода еще там, в переулке. Это наверняка не привело бы к таким плачевным последствиям. Кусок говна. Я так боялся промазать и зацепить пулей Феликс, что разуверился в собственных навыках стрельбы. И это при том, что у нас в участке я далеко не на последнем месте по стрельбе. Ненавижу себя за эту слабость. А эта глупышка думает я ее спас. А на самом деле, если бы не я, то ее жизнь не подверглась бы такому риску. Оправится ли она теперь? Мое больное воображение тут же нарисовало мне картину обездвиженной, закоченевшей Трентон, так и не вернувшейся в сознание после очередного провала и я явственно ощутил, как по спине пробежал ледяной холод от этой мысли. О Боже, если она не выживет, я никогда не смогу жить с такой виной. Встрепенувшись, я стал взволнованно трясти ее за плечи, но, к моему ужасу, Трентон была, как мешок картошки, безвольная, будто и не живая. Меня захлестнула целая волна цепенящего ужаса. - Нет-нет-нет.. Феликс... Феликс.!!.. - от волнения мой голос охрип, каждое слово давалось с неимоверным трудом, но мне было плевать. Она не шевелилась и, как мне показалось, даже не дышала. В душу закралось предательское " а что, если..?" и я невольно задрожал, боясь убедиться в собственных ужасающих догадках. Дрожащими, от волнения, пальцами я нащупал яремную вену и весь обратился в слух. Пульс слабо пробивался. Или это мне померещилось сейчас?? Мне вдруг стало казаться, что я схожу с ума. Я окаменел, не состоянии отыскать в себе силы, чтобы шелохнуться и смотрел на ее прекрасное неподвижное лицо. Смотрел и ждал, что она вот-вот откроет глаза, не понимая, жива она или нет и чувствовал, что падаю в какую-то черную, не имеющую дна, бездну. Падаю и даже не пытаюсь бороться. Мое падение уже неизбежно, я смирился с ним, а если бы даже у меня и была возможность спастись, я бы ее не использовал. Я чувствовал себя беспомощным куском говна, ничтожеством, все краски моего мира потускнели и все вокруг утратило весь смысл. Какой-либо смысл. Последний раз я был так напуган лет в одиннадцать, когда обнаружил убитую мать. Я забился в угол и обхватив колени, раскачивался из стороны в сторону, как маятник всю ночь. Я всю ночь без устали молился, искренне веруя в то, что если очень очень сильно просить Бога он обязательно услышит меня и вернет маму обратно. Но этого, естественно, не произошло. С тех пор мы с ним не очень-то ладим. И все же мысленно я зачем-то обратился к нему, я окончательно сдурел, если делаю это. Если Феликс когда-нибудь придет в себя, я обязательно полежу месяц-другой в психлечебнице, слишком уж много не здоровых симптомов для одного меня. Не место таким психам среди нормальных людей...
Прошла целая вечность моего падения, я уже было отрекся от реальности и не ждал помощи, как вдруг, девушка, лежащая в моих руках вздрогнула и ее губы распахнулись, - Феликс? .. - я как будто наткнулся на  огромный батут отфутбооливший меня обратно из моей бездны обратно в острую, горько-сладкую реальность. - Это я, Рик.. Все будет хорошо.. Постарайся не терять сознание.. Слушай мой голос.. Я рядом!.. - сбивчиво бормотал я, дрожащими пальцами убирая с ее лица растрепанные светлые волосы. Делая это, я надеялся выглядеть ободряюще и даже раскошелился на подобие улыбки, но вышла она измотанная и неискренняя. Да и как, глядя на измученное болью лицо Трентонможно было улыбаться? По ее щекам катились слезы, и каждая из них резала меня не  хуже ножа. Уверен, она не из тех, кто вообще распускает нюни, так что подобные эмоции красноречиво показывают степень ее боли. Девушка снова всхлипнула, прикрыв глаза и вдруг призналась в том, что ей страшно. - Не бойся... Ты не одна. Я с тобой. - Я поддался вперед, прижимаясь лбом к ее лбу, стараясь говорить как можно более уверенно и спокойно, -С тобой все будет хорошо.  Слышишь? Все будет хорошо, Феликс. Скорая уже рядом. Слышишь сирены? Это за нами.. - я  бормотал слова утешения, но, они скорее служили утешением для меня самого, Трентон снова слабела в моих руках. - Нет-нет! Не теряй сознание, оставайся со мной, - черт побери, она словно ускользала,ускользала прямо из моих рук. И в следующей мгновение произошло нечто странное - мне вдруг захотелось поцеловать ее. В голове промелькнула шальная мысль, что мне, вполне возможно, никогда не удастся этого сделать. Но самое странное:  я чувствовал острую необходимость в этом поцелуе. Я даже не успел как следует разобраться в причинах и последствиях, как, поддавшись порыву, прижался губами к ее губам, будто рассчитывал, что это заставит ее вернуться; будто рассчитывал, что это все исправит; будто я что-то мог исправить.. Тем не менее, я взял ее лицо в ладони, срывая дикий поцелуй. Я был настолько взбудоражен, что едва ли мог по достоинству оценить вкус ее губ. Они были  горячими,  шершавыми, с металлическим привкусом запекшейся на них крови, но это было бесподобно. Никого и никогда я не целовал так, никого и никогда не хотел целовать так. Не смей покидать меня так, Феликс.. Не смей..
Уж не знаю, списывать ли это на магию поцелуя, но она открыла глаза и даже одарила меня слабой улыбкой. Глаза уже не выглядели такими болезненно-тусклыми, в них загорелся огонек. Глядя в них, мне показалось, что она сейчас могла бы сказать многое, но слабость ей не позволяла. Возможно это к лучшему. Она либо отругала бы меня за эту выходку либо снова стала бы рассыпаться в благодарственных речах, ни тот ни другой вариант меня не устраивал. Хвала богам, ну или кто там наверху, наконец обратил внимание на меня, но прибыла скорая. Подоспевшие санитары практически силком отодрали меня от Трентон. Я отстранился, позволяя санитарам поднять девушку на носилки и не отступал ни на шаг, пока они везли ее на носилках к карете скорой помощи. Мне это казалось таким естественным, что встретив недовольную мину одного из медбпатьев, я не сразу понял, чего это его так перекособочило. Я уже собрался было забраться следом за ними, как вдруг ощутил на своей груди довольно твердую ладонь этого санитара. - Вы родственник? Родственник? Я посмотрел на него как на идиота. Что за вопросы? Неужели другого времени для них нет. Твою мать, этот недоносок вообще соображает, что говорит? Ох.. Рик, людей бить нельзя, ты коп, ты коп, твою же ж мать.. - Нет, я.. - я невольно запнулся. Подойдет ли ответ "я тот благодаря кому она сейчас на этих носилках"? - Я друг и напарник. - хмуро произнес я и тут же добавил, желая пресечь на корню любую назревающую дискуссию, - Послушай, дружище и внимательно. В любом из возможных и не возможных вариантов - я КОП. И я еду с вами, - аргумент оказался более, чем убедительный. Я устроился рядом с девушкой и сжал ее руку, через минуту машина тронулась и я закрыл глаза. Давай, Трентон, удиви меня.

+1


Вы здесь » Boston Adrenaline » я знаю, что вы сделали прошлым летом; » спаси меня, если сможешь [10.04.2015]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC